05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [02 Опочивальни 1061] Со мною вот что происходит


[02 Опочивальни 1061] Со мною вот что происходит

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Даэрон & Герда

Окраина Эльмондо, очередной будний день // ♫  Flёur - Изумруд

https://i.ibb.co/FKrqy06/image.png https://i.ibb.co/7GKyB1w/image.png https://i.ibb.co/470VP9Q/image.png https://i.ibb.co/xGC60fr/image.png

лю-бо-пы́т-ство

1. стремление узнать, увидеть что-либо новое, проявление интереса к чему-нибудь;

2. то самое чувство, сгубившее некую несчастную кошку.

Говорят, в нынешних суровых реалиях, слухи делают заведению половину репутации. Вторая же половина стоит за теми, кто к этим слухам прислушивается.

Отредактировано Герда (18.04.2022 22:10)

+2

2

Все, что не убивает нас, делает нас сильнее. Но так ли это происходит на самом деле? В реальности жизнь подставляла подножки в самых неожиданных моментах. Вот ты вроде бы уверенной походкой идешь к своей цели, а затем... А затем с тобою что-то происходит. И ты не всегда находишь в себе силы справиться с этим. В одиночку. Чего-то очень не хватает, не так ли?

Теперь он путешествовал настолько редко, даже за пределы Солгарда, что выходы в свет уже можно было бы пересчитать и по пальцам рук. Тем не менее, Эльмондо стал важной точкой для новообразовавшейся фракции. Мероль'Таль нынче больше ценил свой кошелек и безопасность. Нарушенная логистика и потерянные связи больно щелкнули высшего эльфа по носу. Это заставило его понять насколько мало осталось рядом с ним тех, чьи советы он готов принимать во внимание, а не просто пропускать сквозь уши и дежурную улыбку. "Как мило" - скажет торговец, демонстративно и весьма красноречиво звякнув цепью на плечах, после чего скажет, что подумает над предложением или советом. Но все мы знаем к какому итогу обычно это приводит. Ох, бумажная работа впервые убивала его, все творчество и свободу полета словно ветром сдуло. Закапываясь в бумажки в четырех стенах, Даэрон начинал ощущать себя не вольным важным вороном, которого носил на себе в качестве символа, а какой-то забитой пташкой, очутившейся в клетке. Даже самой просторной, но вогнавшей его в невыносимого чувства одиночество. Неясность закрытых границ Лосс’Истэль никто не мог решить, он впервые что-то не мог. Разве была в этом справедливость? Неужели благими намерениями дорога вела во Тьму? Где же это светлое будущее, к которому эльф так долго и упорно шел...

Знаете что лучше всего поднимает настроение? — этот вопрос показался магу слишком туманным. Он вопрошающе вскинул бровь, вглядываясь в странную (именно странную, иначе ее было не охарактеризовать) улыбку этого обычно недовольного, но временами чересчур позитивного дварфа.

— Что же?

Сладкое.

Наверное, ему действительно стоило призадуматься об этом. Отстучав полный задумчивости "мотив" по краю стола, Даэрон усмехнулся сам себе под нос от мыслей о том, что впервые оставит своего собеседник без какого-либо ответа. Но тому это и вовсе было не нужно - дварф забрал с собой стопку бумаг, за которыми приходил в кабинет, а затем ушел, посвистывая что-то до боли знакомое. И чародей снова остался в гордом одиночестве, хотя не спешил притрагиваться к работе, застывшей на его столе. Короткой командой с помощью бытовой магии он открыл один из дальних шкафчиков и было собирался прошерстить его содержимое, как вдруг взгляд его тут же переметнулся к помятому краю так заманчиво мелькнувшей средь аккуратно сложенных документов бумажонке, которую, по-видимому, совершенно "случайно" оставил уходящий служащий солгардского филиала. Мероль'Таль ловко вытянул лист, по-деловому встряхнул его двумя руками, при этом ласково пригладив его уголок, и только после этого стал вчитываться в текст.

Это был отчетный документ, в котором, как ни странно, содержался перечень мастерских и торговых лавок Эльмондо, которые попали под так называемую аномалию - каждый раз видя упоминания об этом, у эльфа начинала побаливать голова (по крайней мере, ему так казалось) - а также и те места, хозяева которых до сих пор не предоставили Ордену отчетность за проходящий квартал. И как же было забавно наблюдать в этой части списка лишь одну единственную торговую точку. Чародей счел это достаточно интересным, учитывая тот факт, что обычно Хозяйка «Кондитерской №7» не задерживалась с этим важным бюрократическим делом. Эльф был наслышан о том, какой предприимчивой была хозяйка кондитерской, но сам лично никогда с ней знаком не был. "Какое упущение", - подумалось ему, а затем Мероль'Таль бережно сложил бумажку и убрал в папку с остальной документацией, которая должна была пригодиться ему в намеченном путешествии. Еще один бланк, второй и на всякий случай третий.. Он собрал все, что ему было нужно, не забыв "вооружиться" парочкой лишних колец-артефактов, которые в самый неожиданный случай могли хоть чем-то помочь предусмотрительному торговцу. Хотя на самом деле таким образом Даэрон лишь успокаивал рой постоянных мыслей "а что если", "а вдруг", кружащих в рыжеволосой голове.

Поправляя ворот своего рабочего фрака молочного цвета, высший эльф остановился на пороге «Кондитерской №7»: он поднял взгляд на вывеску, посчитав ее достаточно привлекательной с дизайнерской точки зрения и даже ощутив любимый запах корицы и мёда, щекочущий его чуткий нос. Сладкие нотки напоминали ему прошлую жизнь на Ивлире, когда его коллега и по совместительству наставник Малаггар частенько баловался сладкой выпечкой - такая вот необычная слабость была у этого искусного в очаровании темного эльфа.

Ностальгировать иногда, конечно, хорошо, но чаще всего совершенно бесполезно.

Даэрон мысленно вернулся к своим делам и, не теряя времени, зашел внутрь. Взглядом он очертил несколько витрин и полочек, заполненных разного рода сладостями, многим визуально отличавшихся от того, что он привык видеть в самых простых лавочках типа этой. Сладости действительно, как утверждал дварф, выглядели необычно... можно даже сказать оригинально! Вероятно и по вкусу они могли похвастаться неординарностью. Торговец снял перчатки и с задумчивым видом обычного посетителя прошел вперед, с улыбкой разглядывая помещение - именно так Мероль'Таль обычно посещал ремесленников и купцов, чьи лавочки он проверял по долгу службы, когда хозяева забывали о чем-то важном. Где же хозяюшка?

+1

3

Путешествие в Ольдемор стоило затраченных на него усилий хотя бы потому, что суровая реальность нового десятилетия, ударившая по континенту, ощущалась здесь не так ярко, будто притупленная ярким солнечным светом и отцветающей зеленью. Опочивальня, спокойная и безмятежная, только-только ступила на порог восточного королевства, в свое время пострадавшее от катаклизма не так сильно, как могучий сосед. Все здесь, как и прежде, шло своим чередом; но чувство это было обманчивым, навеянным чарующим флером осени.

Скоро ли пойдет дождь?

Дома столичных окраин плотно прилегают друг к другу: фасад одного ловко перетекает в другой, прячась за вьюнками и плющом, растущим здесь примечательно пышно. Здесь было не так много плотно застроенных улочек, но господину ревизору требовалось попасть в один из таких кварталов, отданных под владение мастерам самых разнообразных ремесел. Здесь были и швейные магазины, и ювелирные салоны, и даже одна артефакторская лавочка, бывшая большой находкой даже в самом Эльмондо; однако искомая кондитерская находилась дальше всех, скромно выглядывая из переулка.

«Кондитерская №7» - скромно гласила кованая вывеска, украшенная, как ни странно, изображением кренделя. Не самое оригинальное решение, но вполне оправданное с точки зрения минимализма и желания донести общую суть заведения.

Невысокая калитка, огораживающая дворик подле двухэтажного здания, призывно открыта. Кажется, всего минуту назад кто-то вышел отсюда, припустив спешным шагом дальше, вдоль улицы – колышимые ветром ветви деревьев до сих пор машут ему на прощанье, тихо шурша листвой. В этом месте вообще было до странного тихо, хотя рабочий день далек от своего завершения; время едва перевалило за третий час.

Только манящий запах сладостей подсказывает: тут что-то пекут и, вероятно, делают это прямо сейчас. Уж не поэтому ли непосредственно хозяйки нигде не было видно?

Внутри кондитерской безлюдно, но так, словно все присутствующие чуть ранее поднялись на второй этаж, не дожидаясь прихода еще одного гостя: оттуда доносится еле слышно музыка, прерываясь и поскрипывая. Граммофон – большая редкость, и узнать его звучание было несложно даже для человека несведущего. Царапая пластинку, игла напевает мелодию какого-то вальса. Раз-два-три, раз-два-три и ноги сами следуют простому такту, ведя к единственному накрытому в помещении столику.

Не ожидали ли здесь кого-то? Кого-то… конкретного?

Времени на раздумья не остается в момент, когда отворяется спрятанная за прилавком дверь. Заметить ее получилось бы, едва оторвав взгляд от чудесного содержимого витрины: необычные сладости и впрямь привлекали внимание, но служили скорее выставочным образцом, дополнявшим общую атмосферу зала, как делали это ковры на полу или декоративные тарелочки на стенах, а так же большое количество прочих милых безделиц. Из-за обилия их места в кондитерской казалось очень мало.

- Так и знала, что ты что-то забудешь, Матильда! – Доносится тем времени веселый голосок невысокой барышни с копной пышных розовых волос. Она вынуждена двигаться спиной, ведь руки ее, очевидно, заняты, а открыть дверь не используя хотя бы локоть – задачка не из простых, - Те документы лежат на…

Она обрывает себя на полуслове, обернувшись лицом к лицу своего нового посетителя. Всякое описание хозяйки Кондитерской №7 сводилось к одному образу, которому удивленная до глубины души фэй-ул соответствовала – не узнать ее мог бы разве что человек слыхом не слыхавший, кто же эта леди и чем она промышляет.

Герда смущенно прижимает уши к голове.

- ...Ой, извините меня, пожалуйста, - В ее руках – тяжелый поднос с блюдом, которое та спешит отставить в сторону. Осматривая гостя, растерянная хозяйка сводит на переносице брови: эльф и явно не из местных. Как же ему сообщить, что нынче лавка… закрыта? – Я- я могу вам чем-то помочь, добрый господин? Гости издалека нынче большая редкость.

+1

4

Пустота за прилавками с той стороны говорила эльфу лишь о том, что здешняя хозяюшка явно работала одна в поте лица, да и больше некому было помочь ей на первом этаже, где гордо и завлекательно были представлены ее сладкие товары всем заходящим в гости покупателям и даже проходящим мимо кондитерской зевакам. Будучи посетителем не имевшим намерения поближе познакомиться с ее продукцией, сколько получше узнать о делах хозяйки, Мероль'Таль искал глазами именно ее. Он ожидал, что так или иначе его совсем скоро встретят, поэтому молча обхаживал витрины, делая заинтересованный вкусностями вид. Впрочем... что-то из сладостей все же заставило мужчину сменить точку своего внимания. И он остановился напротив пирожных, выглядевших точно как ювелирно заплетенные корзиночки, сердцевина которых была украшена свежими ягодами. Местная кухонька была богата на десерты разных культур. И, разумеется, она не могла обойтись без эльфийской. Маг улыбнулся, высоко оценив визуальный облик ягодных корзинок, сладко-кисловатый вкус которых помнил даже спустя долгие годы. Он не был любителем приторности даже в еде, поэтому чаще всего обходил какую-то часть человеческой кухни, хотя и жил среди них уже достаточно долго. А сейчас Даэрону хватило лишь одного взгляда на эту витрину с классическими сладостями Лосс’Истэля, чтобы вспомнить о вкусах своего прошлого, которое он осознанно оставил позади. И без возможности вернуться..

Рядом с пирожными соседствовали другие виды эльфийских десертов, например, зефирная пастила, скрученная в маленькие круговоротики; воздушные и сладкие с виду они могли удивить ягодной начинкой. Опять же немного кисловатой за счет разновидностей ягод, которые придавали пастиле свой особенный вкус. И всегда разный - это важно.

Несмотря на небольшие размеры кондитерской, Даэрон не ощущал себя скованно или хоть как-то неуютно. Наоборот! Ему захотелось присесть за один из столиков и поразглядывать неординарный дизайн стен и всего что было вокруг. Но вместо этого эльф обернулся на звук, что донесся со  стороны пустовавшего прилавка. Он повел длинным остроконечным ухом, улавливая сначала стук, как ему показалось, чьих-то каблуков, а затем писклявый скрип двери и довольно живой голосок, окликнувший некую Матильду. Зеленые глаза зацепились за курчавые волосы, нечеловеческие ушки и уж тем более особенно выделяющиеся из всего этого завитые рога. В этом образе торговцу не составило никакого труда узнать хозяйку этой лавочки - госпожу Гертруду, которую так кстати ожидал незваный ревизор из Фирского ордена.

— Что вы, — спешно, но достаточно вежливо перебивает ее эльф, при этом не забывая помочь придержать дверь опешившей от неожиданности фэй-ул. — Незачем извиняться.

И улыбается. Так, как всегда улыбается, приветствуя забывчивого должника - любезно, заглядывая в чужие глаза, словно в поисках той самой проскочившей в голове мысли "что ему нужно?". Но Мероль'Таль не спешил щелкать хозяйку кондитерской по носу. Ему в первую очередь было интересно с ней познакомиться.

— Быть издалека нынче действительно редкость, — соглашаясь с фэй-ул, тем не менее не отвечая на конкретно заданный ею вопрос, туманно обронил рыжеволосый гость, после чего специально обвел заведение взглядом и нарочито устало вздохнул.

Несложно было догадаться, что она не ждала гостей в этот час, что, впрочем, эльфу даже было на руку.

— Давно мне не приходилось видеть лосс'истэльские сладости. Сначала границы..

Даэрон вновь улыбнулся ей, хотя на этот раз за этой улыбкой пронеслась едва различимая эмоция грусти. Искренней. Но он все еще не давал Гертруде ответа, которого она жаждала услышать, чтобы решить как удобно спровадить неудобного гостя.

— И мне не соврали - Ваша кондитерская в самом деле не даст забыть этот вкус. — "гость" пусть и был уклончив, но готов был познакомиться с талантами удивленной фэй-ул, чье творчество вызывало у него бурю ностальгических чувств. А это лишний раз намекало торговцам о прибыльности их работы. Не забудет ли и об этом милейшая хозяюшка Кондитерской №7?

Отредактировано Даэрон Мероль Таль (17.06.2022 01:59)

+1

5

Кажется, в их ситуации узнавание было сугубо односторонним: не смотря на неловкость, Герда улыбалась своему посетителю так же, как и любому другому, вежливо и приветливо, с поблескивающим любопытством во взгляде. Ни страха, ни заискивания; румянец на щеках и тот был вызван скорее долгим пребыванием у горячей печи. В самом деле, с чего бы ей ожидать подвоха? С тех пор, как вся бумажная волокита была передана в руки местного филиала гильдии, Герда и думать забыла о том, чтобы нарваться на неприятности со стороны своих же покровителей.

Она благодарит гостя за вежливость, вытирая о фартук перепачканные в сахарной пудре ладони – аккуратность и кулинария сочетались, при всем желании, плохо. Лишенные конкретики ответы не остаются без внимания, и Герда приподнимает брови, слегка наклоняя голову.

Не хотелось ей начинать светскую беседу с неприятной для них обоих темы.

- Да что их видеть, если не попробовать? – Герда хлопает в ладоши, не давая ему закончить, - Если вы, конечно, того желаете, добрый господин. Посетителей нынче совсем немного, жалко будет, если сладости испортятся.

Конечно, жаловаться посетителю на отсутствие посетителей было делом неблагодарным, но ведь это была правда! Сейчас кондитерская жила только заказами от знати и Фирского Ордена; шаткое положение норовило вот-вот обернуться неприятными последствиями. Но, алхимия все еще оставалась востребованным ремеслом и приносила хороший доход даже в эти сложные времена.

Рабочие часы кондитерской, тем не менее, пришлось сократить, как и рабочее время её сотрудников. Нанимать беженцев с Улл’Парсы не казалось хорошей идеей – после новостей о нападениях на селения фэй-ул Герда откровенно их побаивалась.

- Ах, так вы меня знаете! – Она раскрывает небольшой секрет своего гостя, который тот, в общем-то, и не скрывал, - Тогда прошу вас обращаться ко мне по имени, ежели не намереваетесь вести формального разговора – в закрытые часы кондитерская этого не предполагает. Но как же мне обращаться к вам?

Герда интересуется об этом без задней мысли – кому бы понадобилась купить сладкого хлеба инкогнито? Продолжая свой путь к накрытому столику, она снова берется за поднос; что-то бряцает под серебряным куполом. Посуда? Да, должно быть, это посуда.

- На самом деле, вы подгадали удачный момент для посещения – не думаю, что неделю спустя смогла бы принять вас лично. С тех пор, как большая часть документов перешла к гильдии, эта кондитерская наверняка перестанет принадлежать мне в полном смысле этого слова. Хлеб нынче в большей цене, чем пирожные, а это… совершенно не мой подход. Вокруг сплошная бюрократия!..

Странная смесь чувств присутствует в ее звонком голосе: будто бы уже смирившись, Герда с долей иронии комментирует факт того, что дело всей её жизни переходит в чужие руки. Конечно, она не переставала владеть непосредственно собственностью в виде дома, но разве это меняло суть?

О, если бы только Кай был рядом!

- Так что, – Одна тема быстро сменяет другую, - Останетесь на чашечку чая? Для вас достану даже альделунский. Такой стоит попробовать хотя бы раз в жизни!

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [02 Опочивальни 1061] Со мною вот что происходит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно