05.06. Доступ к гостевой для гостей вновь открыт. 14.05. Временно закрыта возможность гостям писать в гостевой. Писать сообщения можно через профиль рекламы (Ворон), либо зарегистрировавшись. 14.04. Регистрация на форуме и подача анкет возобновлены. 07.04. Можно ознакомиться с итогами обновления, некоторые мелкие детали будут доработаны.

В день Чернолуния полагается завесить все зеркала и ни в коем случае не смотреть на собственное отражение.

Лучше всегда носить при себе зеркальце чтобы защититься от нечистой силы и проклятий.

Некоторые порождения дикой магии могут свободно проходить сквозь стены.

В Солгарде все желающие могут оформить заявку на тур по тавернам, включающий в себя 10 уникальных заведений со всех уголков мира, и посещение их всех в один день!

Дикая роза на крышке гроба запрет вампира внутри.

В центре опустевшей деревушки подле Фортуны стоит колодец, на бортиках которого грубо нацарапана фраза на эльфийском: «Цена должна быть уплачена».

Старый лес в окрестностях Ольдемора изменился. Звери изменились вместе с ним. Теперь их нужно убивать дважды.

В провинции Хельдемора не стихает молва о страшной угрозе, поджидающей путников на болоте, однако... всякий раз, когда туда прибывали нанятые охотники, они попадали в вполне себе мирную деревеньку.

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.

В окрестностях Рон-дю-Буша есть примечательный город, главная особенность которого — кладбище. Поговорите с настоятелем местной церкви и он непременно отыщет для вас могилу... с вашим именем.

Известный мастер ищет бравого героя, дабы увековечить его благородный лик в камне.

Тролль, которого видели недалеко от деревни на болотах, говорит на общем языке и дает разумные советы напуганным путешественникам, встречающих его на пути.

Книги в большой библиотеке при ольдеморской консерватории начали разговаривать, и болтают они преимущественно друг с другом.

В Керноа кто-то повадился убивать горожан. Обнаруживший неизменно замечает, что из тел убитых растут... зеленые кусты.

В Эльмондо обрел популярность торговец, раз в период заглядывающий в столицу и предлагающий всем желающим приобрести удивительно умных зверей. Правда все чаще звучат голоса тех покупателей, которые утверждают, будто иной раз животные ведут себя странно.

Если в Новолуние поставить зажженную свечу на перекресток - можно привлечь Мертвого Феникса, который исполнит любое желание.

Некоторые представители расы шадд странным образом не нуждаются во сне - они вполне могут заболтать вас до смерти!

Эльфы просто обожают декорировать свое жилье и неравнодушны к драгоценностям.

Дворфы никогда не бывают пьяны, что говорится, «в зюзю». А вот гномы напиваются с полкружки пива.

Бросьте ночью 12 Расцвета в воду синие анемоны, подвязанные алой лентой, и в чьих руках они окажутся, с тем вас навек свяжет судьба.

Оборотни не выносят запах ладана и воска.

В Сонном море существуют целые пиратские города! Ничего удивительного, что торговые корабли никогда не ходят в этом направлении.

Хельдемор не отличается сильным флотом: портовые города в гигантском королевстве ничтожно малы!

Положите аркану Луна под подушку в полнолуние чтобы увидеть сон о будущем!

Благословение Луны, которым владеют представители Фэй-Ул, способно исцелить от любого проклятия в течении трех дней после его наложения.

Джинны огня дарят пламя, закованное в магический кристалл, в качестве признания в любви.

В Маяке Скорби обитает призрак водного джинна, который вот уже пятьдесят лет ждет свою возлюбленную и топит каждого, чья нога ступит в воды озера, окружающего маяк.

Фэй-Ул пьянеют от молока, а их дети не нуждаются в пище первые годы жизни - главное, чтобы ребенок находился под Луной.

Самой вкусной для вампиров является кровь их родственников.

Свадьбы в Аркануме проводятся ночью, похороны - днем. Исключение: день Чернолуния, когда ночью можно только хоронить.

В лесу Слез часто пропадают дети, а взрослый путник легко может заблудиться. Очевидцы рассказывают, что призрачный музыкант в праздничной ливрее играет всем заблудшим на флейте, и звук доносится со стороны тропы. А некоторым он предлагает поучаствовать в полуночном балу.

Не соглашайтесь на предложение сократить дорогу от незнакомых путников.

На острове Чайки стоит роскошный особняк, в котором никогда нет людей. Иногда оттуда виден свет, а чей-то голос эхом отдается в коридорах. Говорят что каждый, кто переступит порог, будет всеми забыт.

Озеро Лунная Купель в Лосс'Истэль полностью состоит не из воды, а из лучшего вина, которое опьяняет сладким вкусом!

Утеха стала приютом целым двум ковенам ведьм: неужто им здесь медом намазано?

В языке эльфов нет слова, обозначающего развод.

По ночам кто-то ошивается у кладбищ подле Руин Иллюзий.

В Фортуне дают три телеги золота в придачу тому, кто согласен жениться на дочери маркиза.

В Белфанте очень не любят культистов.

Не стоит покупать оружие у златоперого зверолюда, коли жизнь дорога.

Кто-то оставил лошадь умирать в лесу Ласточки, а та взяла и на второй день заговорила.

Храм Калтэя называют проклятым, потому что в статую древнего божества вселился злой дух и не дает покоя ныне живущим. Благо, живут подле статуи только культисты.

В Озофе то и дело, вот уже десять лет, слышится звон колоколов в день Полнолуния.

Жители утверждают, будто бы портрет леди Марлеам в их городке Вилмор разговаривает и даже дает им указания.

Чем зеленее орк, тем он сильнее и выносливее.

У водопада Дорн-Блю в Ольдеморе живут джинны воды и все, до единого - дивной красоты.

На Ивлире ежегодно в период Претишья происходит турнир воинов. В этом году поучаствует сам сэр Александер Локхард - личный охранник ее Величества королевы Маргарет!

Все аристократы отличаются бледностью кожи, да вот только в Рон-Дю-Буше эти господы будто бы и вовсе солнца не знают.

В мире до сих пор существуют настоящие фэйри, да вот только отличить их от любого другого существа - невозможно!

Фэй-Ул настолько редки, что являются настоящей диковинкой для всего Аркануме. А на диковинки большой спрос. Особенно на черном рынке...

18 Бурана дверь королевского дворца Хельдемора распахивается всем желающим, бал в ночь Первой Луны.

В 15-20 числах в Лосс'Истэле происходит Великая Ярмарка Искусств - это единственный день, когда эльфы позволяют пройти через стену всем.

10 Безмятежья отмечается один из главных праздников - самая длинная ночь года. в Рон-дю-Буше проводится Большой Маскарад.

42 Расцвет - день Солнцестояния, неофициальный праздник Пылающих Маков в Ольдеморе, когда молодые люди ищут цветок папоротника и гадают.

22 Разгара отмечается Урожайный Вал в Фортуне.

Каждую ночь спящие жители Кортелий подле Утехи выбираются из своих постелей, спускаются к неестественно синему озеру и ходят по его песчаному дну. Поутру их тела всплывают, а селяне всерьез боятся спать.

Арканум. Тени Луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [60 Разгар 1058] Беспокойная жизнь немертвых


[60 Разгар 1058] Беспокойная жизнь немертвых

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Беспокойная жизнь немертвых

https://i.imgur.com/6Sy7Hdx.gif

Городок Лирон в окрестностях Рон-дю-Буша | Конец лета 1058 Маар Солнцеликая | Катарина

Беда! Склеп мэра одного небольшого города возле Рон-дю-Буша едва ли не полностью ушел под землю после землятресения. Лежавшие там мирно тела... пропали.
Представители сразу обеих Церквей начинают собственное, совершенно случайное расследование.

Закрутить колесо Аркан?
нет

+1

2

Если в воздухе пахнет смолью, засохшей старой кровью и немного звездами — значит, в деле не обошлось без Церкви Луны. Служители маленькими группками сновали туда-сюда, создавая скорее видимость оцепления, чем его реальное существование. По крайней мере Маар удалось проникнуть без особого труда. Одного из Мечей шадд даже знала лично. Пересекались на каком-то собрании, он сказал тогда пару смелых фраз. Себастьян — тезка их главы, легко запомнить. Маар посторонилась его, поглубже зарываясь носом в легкий шарф. Обмотанный вокруг рогов и лица, тряпичный лоскут почти не привлекал внимания — конец Разгара ближе к вечеру уже выдавал робкие, но ужасно колючие студеные ветра. Они кусали за нос и царапали своими мягкими коготками щеки. Маар ветра были не страшны.

От Церкви Девяти присутствовала группа из пяти человек. Конечно, Солнцеликая знала каждого. И знала — такого количества с лихвой достаточно на это пусть и весьма странное, но, будем честны — в целом довольно плевое дело. Тем более, что она сама была здесь. Не официально, конечно. Просто в склепах местных старинных родов можно было найти весьма интересные вещи. Открывающие тайны, сбрасывающие молочные лунные мантии со всех секретничающих. Маар знала: молоко — с кровью.

Маар приблизилась к краю провала. Издалека он казался зияющей дырой. Солраам видела такие раньше, поэтому подходила с легкой дрожью, опаской — если земля решила забрать свое, то так тому и быть. Правда вблизи беспокойная бездна превратилась в почти ручной обрыв — пологий с одной стороны, с обрывками каких-то корней и засохших спутанных кустов. Ниже сгрудились обломки склепа. Их хорошо присыпало песком и ошметками глины, но глыба-дверь была чиста и даже приоткрыта. Маар моргнула раз, другой. Протерла глаза. Отчего-то проход манил к себе, сильно, очень сильно, как будто мать открывает объятия для своего дитя. Как будто...

— Чертовщина какая, — тихо сказала Маар, отступая на пару шагов назад. Несколько сестер милосердия заметили ее замешательство и поспешили вперед — узнать, кто здесь нарушает протоколы. Они-то уже всех здесь знают. Шадд даже не успела придумать, как бы ей горделиво удалиться — глиняняно-травяная взмокшая смесь под ее ногами предательски поползла.

Пахло грязью и немного самыми первыми ночными звездами.

+2

3

- Разве господину мэру так сильно нужна наша помощь? - Катарина, неуютно ёжась, оглядывалась по сторонам, и никак не могла взять в толк, ради чего Церковь Луны собрала в одном месте столько своих служителей.

Да, выглядело место происшествия пугающе: черная раззявленная пасть с осыпающимися краями и провалившийся внутрь, осевший набок старый склеп. Ощущение было такое, словно нечто изнутри с силой дернуло строение вниз, но на полпути остановилось, устав.
И все же - никто не пострадал. По крайней мере физически и из живых. Катарина натыкалась на испуганные, любопытствующие, озадаченные лица жителей Лирона, но не было похоже, что кому-то из них требуется хотя бы успокоение и утешение.
Возможно, только самому мэру, господину Арвану, достопочтенные предки которого поколениями были захоронены здесь - традиции, знатный старинный род. Но и сам господин Арван не рыдал, не рвал на себе волосы - лишь о чем-то говорил с одним из рыцарей Меча, также призванных в Лирон.
Именно мэр направил в Рон-дю-Буш сообщение с просьбой прислать людей для раскопок провалившегося склепа. Но неужели он ожидал, что жрицы милосердия сами будут копать? Катарина чуть сморщила нос. Своей задачей она считала исцелять, направлять и поддерживать, а не копать камни или давить на рычаги...

- Возможно, что и нужна, дитя, - брат Перифан в задумчивости погладил седую бороду. - В такой ситуации люди могут выглядеть собранными и уверенными, но не забывай, что речь идет о его предках. Когда дело касается поруганной памяти рода, многие люди воспринимают это как дурной знак - даже если знака-то никакого и нет... Дурные предзнаменования, если люди в них верят, могут пагубно сказаться на жизни не только отдельной семьи, но и всего города.
Катарина выжидательно приподняла брови. Она видела, что наставник не закончил - и он продолжил:
- А кроме того... исчезнувшие тела. Подумай, что может означать, если они вдруг встали и ушли. Сами ушли.
- Неупокоенных? - Катарина округлила глаза. В свои шестнадцать (почти семнадцать!) она ни разу прежде не сталкивалась с ожившими трупами.
- Именно. Тела, лишенные погребения, прячущиеся под городом... страшно подумать, в какой опасности могут оказаться жители Лирона. Не некромантов же звать почтенному господину Арвану. Он все правильно сделал, доверившись мудрости и великодушию Церкви Луны.
- И Церкви Девяти тоже? - Катарина бросила взгляд в сторону пятерых жрецов, негромко что-то обсуждавших между собой.
- Разумеется. Если за этими исчезновениями стоит черная магия, вместе мы это выясним куда быстрее.
Катарина прислушалась к собственным ощущениям. Никакой черной магии на месте обвала она не чувствовала - впрочем, возможно, еще и не могла?
- Проследи, чтобы жители не подходили к обрушенному склепу. Припугни, если понадобится. Я поговорю с господином Арваном и вернусь.

Жители, что уж там, действительно набирались все большей смелости и любопытства. И то верно - чего бояться, рядом и жрецы, и мечи. Можно и поближе подойти, и глазочком глянуть, а там вдруг что действительно интересное подвернется?
Вместе с Магдой и Раньей, двумя жрицами, Катарина смотрела, чтобы никто не провалился вниз. Дородная круглолицая Ранья справлялась с этим лучше всех, не гнушаясь и окрикнуть, и приложить крепким словцом, если потребуется. Сухощавая Магда, напротив, выглядела величественной, словно настоящая служительница Луны, и ее размеренный, негромкий голос действовал не хуже заградительной стены.
Сама Катарина, видя, что подруги и без нее справляются, подошла поближе к провалу, опустилась на корточки. Она же - не невежественные жители, с ней ничего не случится. Просто заглянуть. Вдруг что-то найдется, и именно она, Катарина, самая младшая из присутствующих здесь сестер, сумеет понять, куда пропали тела несчастных? Вот хорошо-то было бы, доведись ей всех спасти... Вдруг именно она отмечена Луной, чтобы вершить великие дела? А пока великих не предвидится, можно и с малых начать.

Увлекшись своими мыслями, Катарина не сразу заметила женщину. А когда заметила - отчетливо запомнила, что успела удивиться: как ей удалось подобраться так близко к обвалу, и никто ее не остановил?
Женщина была высокой, худой и обмотанной шарфом, почти скрывавшим ее лицо и голову - возможно, это был и мужчина, но руки были слишком изящны для мужских. В тот момент Катарину это не слишком обеспокоило.
- Эй! Господин... госпожа? Вам сюда нельзя! - она распрямилась и поспешила к незнакомке, которая застыла на самом краю пролома с противоположной стороны. Магда и Ранья тоже заметили непрошенную гостью. Вот же ж ругаться будут на нее, растяпу!
- Вы меня слышите? - Катарина протянула руку и почти коснулась локтя женщины.
Когда земля под ногами внезапно поползла вниз и вниз, набирая скорость, осыпаясь мелкими камнями и влажными комьями - в гостеприимно распахнутую дверь склепа.
Распахнутую? Но она только что была едва приоткрыта...
Кто-то испуганно взвизгнул - возможно, даже она сама.
Что-то скрипнуло, стукнуло, больно ударило по боку и спине - и вокруг воцарилась темнота.

+2

4

Маар тихо выругалась, поднимаясь с земли. Присела на корточки, не рискуя вот так вот сразу вставать. Она, конечно, женщина сильная и выносливая, но вставать куда-то сразу после падения — увольте. Голова не пострадала, и на том спасибо. Земля, кстати, была какая-то неприятно влажная. С редкой травой. В склепе-то?..

Голова начала подкидывать недавние воспоминания, пелена замешательства сходила.

— Вы меня слышите? — тонкий голос, уже едва уловимый за шумом осыпающихся камней. После этого Маар сразу перекрутило несколько раз, щедро осыпало песком — только и прячь глаза. Даже если хотела бы что-то ответить, предостеречь... не смогла бы. Не успела. Вот тебе и тайны в склепе.

Обладала ли такой же боевой подготовкой та маленькая жрица? Упала ли она вообще? В воздухе все еще не осела пыль, но Маар и без глаз чувствовала человека рядом. Чувства были приглушенные — без сознания? испугалась? Ясно было одно — девчонка здесь. Шадд призвала легкий ветерок, вдохнула с удовольствием свежий воздух. Мелкие песчинки больше не норовили щекотать нос, пропал вкус земли во рту.
Ага, так и есть. Лежит у стеночки рядом.

Маар не подошла — скорее подползла к жрице. Сидеть на корточках почему-то казалось очень естественным в такой ситуации. Голова все еще немного кружилась от падения, на ладонях саднила содранная кожа.
— Ты в порядке? Эй? — Солраам легонько толкнула незнакомку. Легкий ветер прошелся и здесь, шадд только перебирала пальцами.

Чувства: оцепенение, легкий испуг, интерес, страх, праздное любопытство, недовольство. Эта малютка не могла испытывать все сразу. Маар насторожилась, осторожно подняла взгляд. Упал еще кто-то? Нет, не было никого рядом.
— Кто-то есть в склепе, — сказала тихонько, одними губами.

Только вот склепа никакого не было. Вокруг раскинулся парк. Ну, самый обычный парк. С деревьями, стрижеными кустиками, скамейками, небольшой беседкой и всем вот этим вот. Маар прислушалась: где-то рядом журчала вода (питьевой фонтанчик? это хорошо, воды хотелось жутко. и умыться), пели птички. Полное умиротворение — и от того пугающее до холодных мурашек по спине.

Маар посмотрела на жрицу, пряча в взгляде беспокойство. Почему-то она чувствовала себя за нее ответственной.

+2

5

- Охх...
Перед глазами было темно - так темно, что в первый момент Катарина даже не сразу поняла, где она, и что случилось. Это темнота вокруг - или в ее голове? И отчего так сильно болит спина? Даже вдыхать воздух было больно.
Она открыла глаза - и тут же зажмурилась снова: вокруг висело столько пыли и песка, что они сразу начали слезиться и щипать. Катарина закашлялась, морщась от боли, и попыталась перевернуться, чтобы встать.

Кто-то был рядом. Коснулся ее кончиками пальцев, позвал - и Катарина, вздрогнув, снова распахнула ресницы. Проморгалась. Дышать отчего-то стало легче.
Женщина. Та самая, которая стояла на краю ямы.
- Вы... зачем туда... полезли? - недовольно пробормотала Катарина, привставая на четвереньки. - Вам туда нельзя же!..
Одежда женщины была покрыта пылью, та часть лица, что виднелась из-под платка вымазана грязью. Она, кажется, упала, а значит...
...а значит, что и сама Катарина - тоже?!
- Что?! Нет... нет-нет, - вот теперь до нее начало доходить. Юная жрица уже с куда большим проворством приподнялась и испуганно огляделась по сторонам, ожидая увидеть вокруг каменные стены склепа - они же, в конце концов, провалились в распахнутую дверь помещения, пусть и ушедшего под землю.
Но вокруг раскинулся сад. Настоящий сад - только под землей. Хотя под землей ли? Где-то высоко над головами виднелось небо, только странное - плоское, неподвижное, как картинка на штукатурке.
- Ой, - только и выдохнула Катарина, разглядывая все это круглыми, как монеты, глазами. - Ой... - она ущипнула себя, надеясь проснуться, но почувствовала только вполне отчетливую физическую боль от этого щипка.
Для верности она ущипнула и странную женщину - посильнее. Та тоже оказалась вполне осязаемой.

- Это как же?.. - жрица окончательно поднялась на ноги, отметив про себя, что ушибы хоть и болят, но в целом, она вполне невредима. Вскинула голову, пытаясь разглядеть за плоским небом жирную земляную поверхность с бледными травяными корнями. Они же под землей - они должны быть под землей. Иначе все познания Катарины о реальном мире ничего не стоили.
- Как так? Может, это сон? Вы кто? Это вы сделали? - решив, что ответ на все вопросы следует искать в таинственной незнакомке, она повернулась к женщине. - Вы же, да? Зачем? Верните нас назад... пожалуйста!
Она очень старалась не испугаться, но на последнем слове голос предательски дрогнул.

Отредактировано Катарина (14.03.2022 10:52)

+2

6

Маар поднялась на ноги. Плечо болело от щипка. Ну все, раз есть силенки — значит, уже почти в порядке. Маленькая жрица храбрилась, прямо пылала отвагой — но чувства ее были иными. Колеблющимися.
— Я тоже не знаю, что произошло, — шадд развела руками, — я из храма Калтэя. Меня зовут... Солраам. — Маар решила представиться родительской фамилией, известной лишь парочке человек. Не хотелось испугать девчонку еще и общением с самой Смертонесущей! — А тебя?
Вместе с словами Маар внушала легкое спокойствие. Совсем чуть-чуть магического воздействия. Достаточно, чтобы окончательно унять панику, но не много, чтобы не потерять бдительность. Одна Луна знает, что это за место и кто здесь гуляет. С Луной Маар не общается.

— Ты слышишь воду? Надо промыть ссадины, но я не совсем понимаю, с какой это стороны, — шадд немного слукавила, ведь примерное направление она предполагала. Хотя бы из того, что за их спинами парк плавно перетекал скорее в лесок, с колючими кустами и всем сопутствующим. Вбок уходили ряды скамеечек, за которыми располагался лабиринт зеленой изгороди. Спереди доносились голоса... в общем, Маар просто хотела, чтобы жрица почувствовала себя крепче на ногах, значимой. Это уже не магия, а простая психология.
— Где бы мы не оказались, говорят тут на общем. Думаю, ничего плохого нам не желают, — у Солраам был хороший слух, но она могла уловить лишь отдельные фразы. Что-то про чью-то дочь, камешки, слишком много думающих особ... сплетни. Обычные людские сплетни.

Маар вдруг поняла, что ее настораживало. Ветра не было. Совсем. Только среди истоптанной травы загулял призванный ею маленький воздушный поток, растворяющийся в атмосфере. И это небо... странное, странное место. Маар бы много сейчас отдала за самые простые часы — ей еще нужно успеть на встречу по поводу складской пристройки, заполнить некоторые бумаги. Будет плохо, если ее отсутствие в келье кто-то заметит. А маленькая жрица — ведь точно кто-то должен был заметить ее пропажу и начать искать! Значит, сюда никому больше нет доступа снаружи.

Но эту мысль шадд решила оставить при себе.

+2

7

Солраам...
Имя ни о чем не говорило, но странным образом успокаивало. Теперь женщина была не просто безымянной попутчицей и нарушительницей запретных границ (возмутительно, кстати!), но кем-то, кого можно было назвать по имени.
Оставался еще вопрос, что служительнице Кэлтэя понадобилось у старого склепа, но его Катарина решила задать чуть позже. Как-нибудь потом.
- Катарина, - назвалась она и отчего-то почувствовала легкий прилив сил. Прежний страх, готовый привести к подозрительному першению в горле, неожиданно прошел. Наверное, это все уроки брата Перифана сказываются: он давно уже учил свою юную протеже терпению и спокойствию даже в самых затруднительных ситуациях. Вот бы он сейчас и порадовался...

Она продолжала обегать глазами парк, рассеянно переплетая длинную рыжую косу и совсем не думая о том, что таращится на подземное царство, как дурачок на чудо.
- Вода? Кажется... в той стороне, - Катарина прищурилась и прислушалась, махнула рукой. - Идемте, госпожа Солраам. Может, спросим кого-нибудь по пути.
Новообретенная уверенность давала ей ощущение того, что она могла без проблем заговорить с любым человеком в этом странном месте точно так же, как могла сделать это и в реальности. К тому же сознание Катарины продолжало какой-то своей частью верить в то, что происходящее - странный сон или последствия нелепого падения, а значит, и бояться нечего.

- А ведь он очень похож на городской парк Лирона! - внезапно подметила Катарина, сообразив, что смущало ее все это время. - Один в один, я помню вон ту беседку...
И в самом деле: расположение скамеек, изгородей и фонтанов, дома, окружавшие полукругом площадь - все это располагалось на тех же местах, где и там, на поверхности. Неподвижные зеленые листья глянцево поблескивали на свету, но откуда брался этот свет? Солнца не было нигде на плоском небе - сколько бы Катарина не вертела головой, понять, где находится источник света, она не могла.
Зато фонтан - вот он был: простой широкий круг серо-белого каменного парапета, в центре - узкая чаша, из которой била невысокая водяная струя. Несколько жителей прогуливались вокруг, кто-то негромко говорил, сидя на скамейках возле живых изгородей.
Катарина очень старалась не таращиться на них, но получалось неважно. Выглядели они обычными людьми, но что-то в них ее смущало. Не внешнее - внутреннее. Но точнее подобрать слов она не могла.
Жители тоже на них смотрели - и в их взглядах читалось осуждение. Две замарашки, перепачканные землей и даже кое-где кровью - у Солраам была содрана кожа на ладонях и кое-где на локтях, виднелась в прорехах, сама Катарина щеголяла неглубокой, но жутковатой ссадиной на лбу.
Она окунула в фонтан свой платок, приложила ко лбу. На них продолжали коситься, и Катарина повернулась к Солраам:
- Давайте мне ваши руки, я могу немного залечить...
И положила тонкие пальцы поверх ладоней женщины. Целительная магия всегда давалась ей достаточно просто, а здесь и ссадины были хоть и болезненными, но пустяковыми.
Теплый, живой, мягкий свет зажег в глазах праздно прогуливающихся людей неожиданно ответный, жадный огонек. Все, как один, повернули головы к двум жрицам. Пустые разговоры стихли, и в воцарившейся тишине было слышно только журчание воды в фонтане, отражавшееся от плоского неба слабым эхом.
Катарина недоуменно вскинула голову, и ощутила, как по спине пробежала дрожь.
Что-то в этих устремленных на них взглядах ей не нравилось.
- Госпожа Солраам... - тихо прошептала она, сжимая пальцы. Золотистый свет, окутывавший их, погас.

+2

8

Катарина. Даже имя пахло звездами — холодными, чистыми, будто жрица прятала их в кулачке. Чего уж у Церкви Луны не отнять, так это таких послушниц — кротких, но самоотверженных. Преданных делу, но независимых. Только они не всегда это о себе знали, просто не слышали нужных слов. Не все их наставники были настолько же искренние. Маар поджала губы — ей бы таких людей. Чтобы никто не боялся заявить о себе. Боги, да она сама боится спугнуть девчонку своим именем.
— Спасибо, — сдержанно поблагодарила Маар. Быть вылеченной, чистой (весьма относительно) и напившейся оказалось приятно. Положение портили только зеваки с жадным, почти хищным взглядом. Это если забыть об их положении в целом, конечно.

Эти странные люди не заставили ждать. Только зашлась тонкой бледной корочкой последняя ссадина, как к Катарине с Маар подошли двое мужчин: невысокие, какие-то взлохмоченные, но в опрятных, явно недешевых одеждах. У одного из них блеснула на шее тонкая золотая цепочка. Маар поморщилась: от них несло их эмоциями так ярко, будто они ими надушились.
— День добрый, милые дамы, значит! — нетерпение, — вы же жрицы, стало быть? — шадд почти читала смятение в чувствах мужчины, — дело-то серьезное, где ж ваши эти, с мечами...
— Да, чудищу-то брюхи ваши только так, на один укус... — добавил второй, поглядывая на потрепанный шарф Солнцеликой. Недовольство, неверие. Эти эмоции были так сильны и однобоки, что Маар даже засомневалась, что он может испытывать что-то еще.
— Мы лишь оцениваем ситуацию, — выкрутилась Солраам, мягко вытягивая слова, — нам нужно поговорить с последними очевидцами. Церковь должна знать все. Кто виноват, что ваши обращения содержат лишь слухи и догадки! — Маар говорила наугад, но, кажется, попадала метко.

Смущенный и Недовольный отошли чуть в сторону. Им будто... нужен был вообще любой ответ. Но все ж один из них махнул рукой в сторону полноватой дамы, обмахивающейся платком. Она сидела на скамейке так твердо, будто это был, ни меньше, ни больше — престол.
— Катарина, ты поговоришь с ней? — спросила Маар, плотнее закутывая свои рога. Шадд не были в почете у публики, а очарование если и работало на этих будто зачарованных людей, то едва-едва. Они все были словно книжные персонажи. Дешевый роман...
— Я магичка ветра. Я услышу, что она скажет. А тебе она скажет больше, чем мне, пожалуй. Как же в парке может быть чудище, да не абы где, а между двумя Церквями... здесь не может быть ничего опасного, просто не может! Я не понимаю, — призналась Маар сама себе.

Птицы старательно выводили свою повторяющуюся трель.

+2

9

Странными они были - эти люди, что населяли это затерянное место. Такими же неестественными, как плоское, отражающее эхо небо над головой. Такими же... безвкусными, как вода в фонтане, прошедшая по металлическим подземным трубам.
Но Солраам явно не боялась. А значит, и Катарине не следовало.
Ну или все же было, с чего напрячься.

- Чудище? - Катарина сощурилась, переводя взгляд с одного подошедшего на другого. - С мечами?
Все это переставало выглядеть, как дурной шарж и начинало походить на запутавшийся сон.
- Вы нас с кем-то... - начала было жрица, но Солраам прервала ее, уверенно, но мягко. Голос женщины звучал вкрадчиво, уютно, убедительно. И хотя ни первый, ни второй мужчины не ответили, они все же указали на ту, кто явно мог ответить больше.

- Что вы задумали? - Катарина недоуменно подняла глаза на свою спутницу. - Сразиться с чудищем? Здесь, под землей? Вы точно не перепутали нас с рыцарями Меча?
Но у той явно были свои мысли, с которыми юная жрица была согласна: неоткуда в склепе было взяться чудовищу. Здесь же представители и Луны, и Девяти! Да если б тут было хоть что-то темное и опасное - мигом почуяли бы куда более опытные и зрелые жрецы, чем сама Катарина.
Но поговорить с женщиной все же следовало.
- Ладно, - Катарина встала, перекинула растрепанную косу за плечо и направилась к величественной даме на скамье. Раз уж Солраам хочет услышать разговор - пусть будет так.

- Могу я присесть? - задала она осторожный вопрос.
Дама перевела на нее пристальный, снисходительный взгляд. Оглядела Катарину с головы до ног, сочла ее возмутительно запыленной, но, в целом, безобидной и достойной того, чтобы находиться с нею рядом, и медленно кивнула.
И о чем с ней говорить? Катарина едва удержалась от того, чтобы не покоситься через плечо на Солраам, с безразличным видом сидевшую у фонтана и поправлявшую свой высокий головной убор.
- Я Катарина, жрица Луны, - по-простому представилась Катарина и по привычке сцепила руки на коленях. - Мы пришли вам помочь. Вы же... просили о помощи, верно?
Только когда она произнесла это вслух - поняла, что так оно и есть. Этим жителям действительно нужна было помощь. Само это место с его странным небом, странными птицами и странным неподвижным парком, выглядело огромной декорацией, скрывающей что-то. Декорацией, которой люди были недовольны.
- Прошу, расскажите, что мне нужно сделать, чтобы вам помочь, - попросила Катарина, чуть наклоняясь к даме.
Та молчала, но высокомерное лицо чуть обмякло, будто на миг прорвались скрытые внутри эмоции.
- Я не могу вспомнить, - доверительно, растерянно отозвалась женщина, не глядя на Катарину. - Это все началось... дней десять назад. Да-да... именно так. Сюда принесли его. Никто не спросил нас, хотим ли мы такого соседства, его просто взяли и принесли. И с тех пор все произошло... не так, как хотелось.
- Не так? - Катарина почувствовала, что теряет нить беседы. - Кого принесли десять дней назад? Чудовище?
Она вспомнила странные слова тех двоих, и женщина вздрогнула.
- Да. Да. Чудовище, - она замерла, выпрямившись, словно кол проглотила. - Найди его и забери отсюда.
- Но где искать? - Катарина дотронулась до ее руки.
Это была ошибка. Дама снова вздрогнула - и яростно выдернула у нее свою руку, будто само прикосновение Катарины оскорбило ее.
- Да как ты смеешь меня касаться?! - голос ее взлетел на высокие ноты. - Уходи немедленно, замарашка! Ничего не знаю, и не о чем мне с тобой говорить!..

+2

10

Маар замешкалась. Подсказки, на которую она так надеялась, будто бы и не было — одна чепуха! Кто мог принести чудище? Что вообще это значит — принести? Еще и чудище? Невозможно было представить, кто и какими методами мог насильно привести куда-то нежить или еще какую тварь. Значит, дело было в чем-то другом.

Из сомнений и раздумий вывел крик. Солраам поморщилась — ветер принес его в полном объеме, истошный и недовольный. Но потрясла головой, выбивая из ушей мерцание звука, и поспешила к Катарине. Правда, угрозы никакой уже и не было. Выдав все, женщина обмякла на скамейке, перебирая в руке какой-то платок. Маар присмотрелась — на нем был вышит смутно знакомый герб. Кажется, была тут какая-то этакая беседка.

— Ты в порядке? — Маар легко положила ладони на плечи Катарины. Атмосфера в целом была гнетущей, еще и эта вспышка эмоций — шадд и сама поежилась, — узнаешь герб? Старый какой-то, семьей спонсировали облагораживание Рон-дю-Буша, таблички и фонари ставили. Там, где мы оказались, я видела, одно из главных их достижений, жемчужина парка этого. Оттуда и склеп начался. Крытая такая беседка... надо проверить, что там есть.

За такой нехитрой беседой девушки быстро дошли до нужного места — дорожки сами ложились под их ноги, будто укорачиваясь. В слепом азарте и накатывающей за ней усталостью Маар не замечала, что место менялось само собой, вело, а когда они дошли...
— ЭТО ЧТО? — Солраам согнуло пополам, прибивая к земле. Мир вокруг завертелся и потемнел, грязь стала забиваться под ногти, а по ощущениям — сразу в легкие, воздух стал тяжелым. Чуткость Маар ко всем эмоциям вокруг сыграла сейчас с ней плохую шутку — страх заполонил ее разум, он был настолько сильным и плотным, что ощущался колючками на коже и в глазах.
— Оно хочет освободиться, — прохрипела шадд, закрывая глаза и пытаясь вернуть дыхание, — что-то есть там...
Маар шумно выдохнула и затихла. Единственное, что она смогла сделать сейчас — забрать всю эту волну слепого ужаса на несколько секунд, чтобы у Катарины был шанс. И это чувство разрывало легкие, приказывало бежать, не оглядываясь; в ушах что-то взвыло — собственная кровь, гоняемая горячим сердцем... или чудовище? Остатки разума подсказывали: ты в безопасности. Подсказывали: нет ничего опасного.

Чувство страха парализовало и отбивало жажду к жизни.

+2

11

От женщины Катарина не шарахнулась - пусть и хотелось! - выучка взяла верх. Негоже жрице Луны бегать от чужих страданий, пусть даже люди сами в полной мере их не осознают. Но сказать ей дама больше ничего не скажет, это точно.
- Прошу меня простить, - она встала и коротко поклонилась, но женщина уже не слушала ее. Или не слышала - потеряла интерес к происходящему и застыла, будто игрушка полуросликов с кончившимся заводом.

На плечо Катарине легла теплая рука. Солраам. И откуда рядом с ней такое ощущение спокойствия и уверенности? Ох, как бы ей и самой хотелось уметь так влиять на людей...
- Герб? Не припоминаю... - жрица чуточку нахмурилась. Распознавать гербы и символы родовитых семейств ее не учили: перед Луной все равны, а дворянским воспитанием в церковном приюте не занимались. - Но беседка кажется знакомой, да...
И они пошли. Других-то идей все равно пока не было. Мир упорно казался не настоящим, искусственным, ненатуральным - от звуков до солнечного света.

Зато настоящим был внезапно обрушившийся на них страх.
Так падает огромная волна - разом, без предупреждения и подготовки, сшибая все защитные механизмы и выбивая клинья и подпорки. И подобно тому, как волна смывает на своем пути все, преображая мир, пространство вокруг них тоже изменилось. Ненастоящий мир потемнел, потускнел, будто из него выпили все краски. Плечи и ноги обожгло холодом. Солраам рядом с ней пригнулась к земле.
Катарина и сама ощутила, как голову сдавило стальными тисками - даже Солраам, пытавшаяся защитить ее от этого воздействия, не могла справиться с приступом слепого ужаса. Жрица тихо охнула, опускаясь на корточки, обхватила себя руками - тело колотило от холода и внезапного страха, по спине лился пот.

Нечто властно выискивало самые дурные, самые мрачные воспоминания своих жертв, заново погружало их в мир безнадежной тоски. От него можно было только бежать прочь - поскольку источника его не видели ни старшая жрица, ни младшая.
И первым оно наткнулось на разум Катарины, менее защищенный от подобного вторжения. Ужом вползло в воспоминания, вороша их, словно грабитель и пытаясь отыскать в них что-то, что придавило бы к земле обеих непрошенных посетительниц.

Серые стены церковного приюта. Серое, опустошительное бездействие. Она сидит на серой кровати - такой же одинаковой, как и все прочие в том же ряду. Она наказана, и должна провести несколько часов в молитвах и покаянии...
Но в этом нет страха - только уныние да тоска совсем юного тела, которому тяжело привыкнуть к принудительному покою.

Падающие хлопья мягкого белого снега. За окнами чужих домов - празднование первого Бурана, и семьи собираются у теплых очагов. А у нее - лишь смутные, почти неразличимые воспоминания о матери. Ни запаха, ни прикосновения, ни взгляда, только легкое ощущение чего-то родного и близкого за плечами...
Но в этом страха тоже нет - лишь смирение и грусть. И грусть проходит, поскольку попечители, учителя и другие дети - в какой-то мере тоже ее семья, пусть между ними и нет того полного, открытого доверия и любви, к которым тянется ее сердце.

В ее коротенькой жизни не было ничего настолько дурного, за что могло бы зацепиться неведомое Чудовище, что оно могло бы раздуть из простого страха в непереносимый ужас.
И тогда оно обратилось к Солраам.

+1


Вы здесь » Арканум. Тени Луны » Рукописи о былом » [60 Разгар 1058] Беспокойная жизнь немертвых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно